Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Эта рота наступала по болоту...
 
Дмитрий Вадимович Сошников возвращался с мальчишника в приподнятом настроении. Один раз в году собирались бывшие одноклассники в пивной поболтать о том, о сём и вспомнить самих себя школьниками. Вот это действо и называлось в их кругу ' мальчишник '. Дмитрий Вадимович с некоторой долей лукавства считал себя старым холостяком. Женился он ещё в студенческие годы, но жена ушла от него через три месяца после свадьбы. И хотя, Дмитрия Вадимовича это не очень огорчило, но он с той поры остерегался официальной регистрации своих отношений с дамами. В последние годы Дмитрий Валентинович находился в интимных отношениях с чертёжницей их отдела Дарьей Михайловной. Жили они каждый в своей квартире, встречаясь два раза в неделю. Своё нежелание вступить в брак Дмитрий Валентинович объяснял просто: ' Пуганый воробей и куста боится.' И Дарья Михайловна соглашалась подождать.
Хорошее настроение у Дмитрия Вадимовича было не от того, что он перебрал. Дмитрий Вадимович употреблял алкоголь два раза в году на Новый год и в мальчишник. Хорошее настроение у него было потому что он так умело и грамотно осадил болтуна Никольского. Когда бывшие друзья уже хорошо посидели, Симонов предложил выпить за Победу. А Сашка Никольский стал кричать про неисчислимые потери, про бессмысленные жертвы. И даже напел куплет из дурацкой песенки, утверждая, что она народная.

'Эта рота наступала по болоту
А потом пришел приказ и она пошла назад.
Эту роту расстрелял из пулемета
По ошибке заградительный отряд.'

Тут Дмитрий Вадимович не вытерпел и стал говорить о том, что это был критический момент для страны и для народа, что была необходимо укрепить дисциплину, - пусть даже строжайшими мерами, - что приказ Сталина 'Ни шагу назад' был суров, но справедлив, и что он сам своей рукой расстрелял бы труса и дезертира.
Дмитрий Вадимович был так красноречив, так убедителен, что спорить с ним не стали, а выпили и вполголоса спели 'Этот день Победы'.
Так вот, заслуженно гордясь собой, дошёл Дмитрий Вадимович до забора, ограждающего непонятное строительство. И тут на него нахлынуло. Дмитрий Вадимович огляделся. Улица была пуста. Тогда он подобрал палку и, стуча ею по штакетнику, стал орать 'Этот День Победы...' . И у него получалось очень хорошо, несмотря на то, что не имел он ни слуха, ни голоса.
- Этот день Победы... - кричал Дмитрий Вадимович и проводил палкой по доскам - Тра, та, та.. Порохом пропах... тра, та, та...
Забор трещал пулемётно.
- Это праздник...
В этом месте нужно было ударить по забору, чтобы получилось : 'Бах, бах..'
Дмитрий Вадимович изо всех сил стукнул палкой, взяв её двумя руками. Палка подломилась и он врезался лбом в доски забора. И так сильно врезался, что обмяк, потеряв сознание.

Когда Дмитрий Вадимович пришёл в себя, то с удивлением и ужасом увидел, что сидит он на дне глинистой ямы. Рядом валялась большая винтовка, а чуть подальше лежал мёртвый солдат. Дмитрий Вадимович потянулся рукой к галстуку, чтобы ослабить узел. Галстука не было. Был ворот солдатской гимнастёрки.
- Это чёрт знает что такое! - проворчал Дмитрий Вадимович, поднимаясь на ноги и выглядывая из ямы. Впереди он увидел поле. По этому полю прямо на него медленно двигались два танка, а за ними редкая цепочка чёрных фигурок. Грохотали выстрелы и чёрными фонтанами обозначались разрывы снарядов.
- Вот она - смерть! - прошептал Дмитрий Вадимович и снова сел на дно ямы.
- Пулемёт! - заорал солдат в ватнике, вваливаясь в яму. - Почему молчит пулемёт, мать вашу!
- Да вот... как- то так получилось... - пробормотал Дмитрий Вадимович, ослабшей рукой показывая на убитого бойца.
- Мать перемать! - среагировал солдат и стал устанавливать упавший пулемёт на краю воронки.
- Что сидишь, Сошников? - захрипел он, возясь с пулемётом, - Стреляй, сука!
- Я не умею. - признался Дмитрий Вадимович.
- Стреляй, трус! - орал тот, что в ватнике, - Стреляй, а то убью!
Дмитрий Вадимович поднял винтовку и попробовал выстрелить, глядя как танки и чёрные фигурки неумолимо приближаются. Ничего не получилось.
- Никак, товарищ солдат. - сказал он, разведя руками.
- Я тебе не солдат, сволочь! - отозвался ватник. - Я твой командир, лейтенант Гаврилов. А тебя, гадюга, я сейчас пристрелю.
- Подождите. Нельзя же так сразу! - испугался Дмитрий Вадимович и вновь схватился за винтовку.Он вспомнил, что надо сначала передёрнуть затвор и потянул на себя блестящий рычажок с шариком на конце. Рычажок не поддавался. Дмитрий Вадимович дёрнул его изо всех сил и блестящая железяка, выскочив из винтовки, оказалась в его руке.
- Так ты, Сошников, ещё и вредитель. - сделал вывод лейтенант. - Я тебя, сука, перед строем расстреляю.
- Товарищ лейтенант! - в воронку прыгнул рыженький и коренастый. - Связь налажена. Вас Первый требует.
- Молодец Мишин! - похвалил лейтенант рыжего и, опершись рукой на край воронки, одним прыжком выскочил наружу.
Дмитрий Вадимович облегчённо вздохнул. Тут же загудело, завыло... Над самой головой Дмитрия Вадимовича пронеслись самолёты и загрохотало впереди. Рвалось и гремело долго. Так долго, что когда наступила тишина, Дмитрий Вадимович даже испугался. Он посидел немного, послушал эту тишину и выглянул наружу. Человечков на поле уже не было. Только дымились чёрным два танка.
- Это мы победили! - обрадовался Дмитрий Вадимович. - Это же надо?!
- Поднимайся, Сошников! - прокричал вернувшийся рыжий. - Лейтенант роту собирает. Сбор на опушке у берёзы.

Дмитрий Вадимович кое- как выполз из ямы и пошёл в сторону леса. Там уже стояла группа бойцов.
- Это все? - спросил лейтенант, подходя.
Никто не ответил.
- Положили роту, - вхлипнул лейтенант. - роту мою... на хрен!..
- Война. - сказал седой солдат с перевязанной рукой.
Но лейтенант уже отгоревал:
- Получен приказ отойти к Семёново. Пришло пополнение. Короче, их сюда, а нас на переформирование. Так что... Шагом марш.

Дмитрий Вадимович тупо шёл по лесной дороге. Это был уже не прежний торжествующий инженер Сошников. Это был жалкий слепок его. Он не испытывал ни страха, ни горечи и даже не удивлялся происходящему. Просто шёл куда было велено.
- Повезло нам, Сошников. - сказал, идущий рядом, седой солдат. - Можно сказать, с того света возвращаемся. А винтовка твоя где?
- Да вот... как- то так вышло... - начал объяснять Дмитрий Вадимович. - На самом деле я не отсюда. Я из будущего.
- Э... - засмеялся седой, - Да тебя, брат контузило. Совсем тю- тю. Придём, так ты сразу в госпиталь просись.
- А меня лейтенант перед строем расстрелять обещал. - пожаловался Дмитрий Вадимович.
- Отойдёт. - утешил седой. - Он человек. Впыльчивый - это да. Но быстро отходит.

Посветлело впереди и солдаты вышли на опушку леса. Перед ними лежало выгоревшое поле, а поперёк дороги стояла эмка. В ней сидел здоровяк с майорскими погонами.
- Стоять! Руки в гору! - прокричали слева.
Дмитрий Вадимович огляделся. Их группу окружали автоматчики.
- Оружие на землю! - надрывался старшина. - Оружие на землю и руки в гору. Иначе стреляю.
Сложили оружие. Лейтенант, чеканя шаг, подошёл к эмке.
- Разрешите доложить, товарищ майор!
- Докладывай. - согласился тот.
- Командир третьей роты второго пехотного полка лейтенант Гаврилов. - представился лейтенант и продолжил. - Согласно приказа командира полка вывожу роту к населённому пункту Семёново на переформирование.
- А рота твоя где, лейтенант? - ласково спросил майор.
- Живые здесь. - лейтенант кивнул на группку солдат. - Остальные пали смертью храбрых, выполняя приказ командования.
- Ты мне, лейтенант, не заливай. - улыбнулся майор. - Я не вижу третью роту. Я вижу четырнадцать трусов и дезертиров. И на приказ твоего командира у меня есть Приказ Верховного. Слышал, наверное? Называется 'Ни шагу назад'. И на основании этого приказа мы вас всех накажем суровой рукой советского закона. Применив высшую меру, так сказать.
- Ах, ты, крыса тыловая! - заорал лейтенант. - Мы жизни не щадя... а ты!...
И лейтенант потянулся к кобуре.
Раскатилась автоматная очередь. Лейтенант нелепо взмахнул руками и рухнул навзничь.
- Построиться в шеренгу по одному вдоль обочины! - приказал старшина.
- Братцы! Товарищ майор! Меня стреляйте, а детей не губите! Напишите в похоронке, что пал смертью храбрых. Трое у меня. Карточки отберут - помрут с голоду.
- Фамилия? - спросил майор.
- Мишин. Мишин моя фамилия. - сказал рыжий и упал на колени.
- Хорошо. - сказал майор, - Мы же не звери. Запиши Шапкин.
- Я запомню. - сказал старшина и пнул рыжего сапогом в бок.
- Закончишь - пошли людей по грибы пока тихо. Вечером супчик сварим. - распорядился майор.
- Пошли, брат. - вздохнул седой. - Не всё ли равно где?
- Это конец! И почему так глупо?- обречённо подумал Дмитрий Вадимович, подходя к обочине дороги.
И вдруг увидел стоящий посреди поля дом. И не хату- развалюху, а нормальную пятиэтажку. И асфальтированный двор перед ней.
- Пошевеливайтесь! - крикнул старшина.
И тут Дмитрий Вадимович перепрыгнул через канаву, и что было сил побежал к дому. За ним неслись крики и автоматные очереди, а он бежал, задыхаясь и плача.
Влетел в подъезд и забарабанил в первую же дверь.
- Спасите! - закричал Дмитрий Вадимович, когда дверь открылась. И упал у ног Дарьи Михайловны.

Через три месяца они отпраздновали свадьбу. И всё хорошо. Дмитрий Вадимович давно позабыл свои приключения. Ну, перепил немного. С кем не бывает? Дарья Михайловна ждёт ребёнка и Дмитрий Вадимович надеется, что будет девочка. Он заботливый и любящий муж. Дарья Михайловна в нём души не чает.
И только... раз в году на День Победы встаёт Дмитрий Вадимович среди ночи, тихонько, чтобы не разбудить жену, идёт на кухню и выпивает стакан водки без закуски. А потом стоит у окна, смотрит в ночь и шепчет :

Снег растает, снег растает.
Ручейки сквозь эту роту по болоту потекут.
Но не встанет эта рота...
Командиры эту роту за собой не поведут

 
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru
Жена Никодимыча
Поздравляем! Вы - Жена Никодимыча! Круче Вас только горы! Вас боится и слушается сам Никодимыч! Мы тоже к Вам со всем уважением и почтением.
Пройти тест