На главную   Содержание   Следующая
 
Разборка
 

- А что же муж таким молодым ушёл? - спросил я, показав на памятник.
На массивном граните была выбито: ' Парфёнов Николай Николаевич
( Никола). А пониже многообещающе: ' Спи спокойно брат. Мы отомстим.'
- Он мне не муж. Он мне никто. - ответила женщина и, сняв платок, стала прихорашивать волосы.
И стало видно, что она ещё молода, миловидна и что вовсе не подурнела от беременности.
Я минут пятнадцать тому назад, проходя мимо кладбищенского колодца, увидел как она пытается поднять два ведра с водой. Понятное дело, что я донёс эти вёдра. И теперь сидел на скамеечке возле неухоженой могилы.
Я вынул пачку сигарет.
- Дайте и мне. - попросила женщина.
Закурили, и она, затянувшись несколько раз, сказала:
- Никто он мне. Ни сват, ни брат. Обычный душегуб. Таких сегодня... - и она безнадёжно махнула рукой.
Помолчали. Потом на сосну прилетел дятел и начал неистово барабанить. Я решил, что засиделся и встал.
- Посидите, если время есть. - сказала женщина. - Я попробую Вам рассказать почему я здесь и вообще.
Время у меня было и я снова устроился на низенькой скамеечке.
- Пять лет уже прошло как я похоронку получила - начала женщина. - Да что это я? Скоро уже семь лет будет. Министерство Обороны сообщило, что мой муж погиб при проведении боевых действий и что место захоронения неизвестно. Где? Зачем? Потом пришли из военкомата, спасибо им. Вручили орден, помогли оформить пенсию по потере кормильца и получить страховые. Страховые были хорошие. Муж заканчивал спецшколу какую- то. Говорили, что хороший специалист. А где воевал и в какой стране? Он не любил на эту тему говорить. Впрочем, какая разница.
У нас был небольшой домик на окраине. Купили после одной мужниной командировки. Мы- то, вообще, из другого города. Можно бы было и на родине жить. Но муж нашёл этот домик подальше от друзей и знакомых. А здесь хорошее место. Не поймёшь - то ли город, то ли деревня. Вот и осталась я в этом домике одна с трёхлетним ребёнком на руках.
Страховые деньги растаяли, как снежинка на ладони. Пенсия мизерная. А у меня профессии никакой. Да и была бы, что толку? Но мне повезло и я устроилась в школу неподалёку уборщицей. Вот и жили.
И стал к нам заходить мужчина из соседнего дома. Деляга такой холёный. Он магазинчик держал придорожный. Дом у него - хоромы. Машина. Все дела. А сам холостой. Говорили, что жена его бросила и с его другом уехала. Короче, придёт, продуктов принесёт, Мишке моему игрушку или одежонку какую- нибудь. Сядем мы с ним на кухне, поплачемся, покалякаем. Вроде, легче жить становится.
А как- то приходит пьяный и заявляет, что я буду теперь его любовницей, потому что должна я ему сумасшедшие деньги. И бумажку мне суёт. А там перечислено всё, что он за полтора года нам приносил. Включая перловую крупу.
Прочитала я эту бумажку и врезала этому делавару ногой в пах. Меня муж учил как надо бить. Короче, Павлик этот, когда на ноги встал, пообещал мне разборку по полной. Так и сказал:
- Жди. Сейчас позвоню и наедут. Зря я им плачу, что ли? Поплачешь тогда.
Он ушёл, а я Мишку уложила, взяла мужнино ружьё, зарядила жаканом и стала ждать. Думаю, приедут, так я хоть одного гада да уложу. А там будь что будет.
Часа не прошло - заваливают трое и Павлик с ними. Увидели моё ружьё - сели у стены на диванчик. Николай этот, - женщина показала головой на памятник, - спрашивает:
- Стрелять будешь? А хоть раз в жизни по человеку стреляла?
Я говорю:
- Не стреляла. Но сегодня буду. Хоть одного, но завалю.
- Это правильно. - говорит Николай. И на фотографию моего мужа смотрит:
- А это кто?
Я говорю, что муж и что погиб несколько лет тому назад.
Николай спрашивает где. А мне что скрывать? Я и говорю, как есть, что не знаю. Может быть в Африке, может в Колумбии какой.
- Деньги, наверноё, лопатой грёб? - спрашивает.
- Может и грёб, говорю. - Только вот здесь они все, его деньги. Сам видишь как живём.
- Пенсию назначили?
- Назначили, - отвечаю. И говорю сколько. А что мне скрывать?
- А как же вы живёте?
- Так и живём. Уборщицей работаю.
А тут обиженный Павлик встрял. Начал лопотать про долг и бумажкой своей размахивать.
Николай взял бумажку, посмотрел и говорит:
- А в долг у этого прыща зачем брала? Знала же, что нечем отдавать.
- Ничего я не брала, - говорю. - Сам он приносил. Как бы от души.
Николай тогда встал да как врежет этому Павлику. Тот сразу в угол так и отлетел. А Николай кричит:
- Ты что, пёс? Вдову развести решил на куске хлеба? Халявы хочешь?
Я говорю тогда:
- Не бейте. Ребёнка напугаете.
Ну, они и не стали. Только велели Павлику, чтобы он мне платил, а не им. И с тем ушли. Павлик полежал немного на полу и тоже ушёл.
Такая вот разборка вышла.
Потом чистая комедия началась. Как первое число, так Павлик приходит с конвертом. Я деньги его не беру - мне чужого не надо. А он всё- равно каждое первое число приходит.
Николай этот потом заезжал несколько раз, спрашивал что и как. Я говорила что всё хорошо. Спасибо за заботу и чуткость. А потом их бригаду разгромили. Кого посадили, кого убили, кто сам уехал.
Женщина положила платок на колени и начала его разглаживать.
Я кивнул на её животик:
- А это от кого?
- Это от Павлика. - улыбнулась она. - Я за него замуж вышла. У него страшная любовь проснулась после того как я деньги отказалась брать. Вот, и поженились. Живём. Магазинчик держим. Менты нас крышуют. Им и платим.
Она и светло и чисто улыбнулась:
- Счастливая я баба! Как ни посмотри - счастливая.
На соседскую могилку с шелестом опустилась воробьиная стайка и завела драку за крошки.
- Ну, Вы идите. - сказала счастливая женщина. - Спасибо за помощь. Вы идите, а я похозяйничаю тут немного. Никола этот... Некому присмотреть. Может и за моим кто- нибудь присмотрит. Да, как ни суди, мой тоже на людской крови зарабатывал.
Я простился и ушёл. А воробьи всё никак не могли справедливо поделить найденое.


 
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru
Жена Никодимыча
Поздравляем! Вы - Жена Никодимыча! Круче Вас только горы! Вас боится и слушается сам Никодимыч! Мы тоже к Вам со всем уважением и почтением.
Пройти тест